30 сентября 2022

Елена Кловач: «Аудит систем управления промышленной безопасностью» ничего не изменит, при такой формулировке эффективности не будет

О том, почему предлагаемый Ростехнадзором аудит систем управления промышленной безопасностью не соответствует поручению Президента и не поможет повысить уровень промышленной безопасности на опасных производственных объектах (ОПО) рассказали для RISKNEWS генеральный директор ЗАО НТЦ ПБ Кловач Елена Владимировна и старший научный сотрудник ЗАО НТЦ ПБ Ткаченко Владимир Александрович.

- В начале апреля прошло совместное заседание комитетов РСПП и ТПП по промышленной безопасности, на котором обсуждалась последняя редакция поправок в Федеральный закон «О промышленной безопасности опасных производственных объектов». Мнения экспертов и Ростехнадзора разошлись по вопросу введения аудита промышленной безопасности. Учли ли сотрудники Ростехнадзора замечания экспертов после обсуждения? 

Елена Кловач: От Комитета ТПП по промышленной безопасности было направлено письмо, в котором была аргументирована точка зрения по поводу целесообразности внедрения процедуры «аудит промышленной безопасности» взамен предложенной Ростехнадзором процедуры «аудит системы управления промышленной безопасностью». В доработанном Ростехнадзором законопроекте частично были учтены мнения участников совещания, но в части аудита всё осталось неизменным. При этом в тексте законопроекта идет явное несоответствие тому, что написано в Поручении Президента [Перечень поручений по итогам совещания о ситуации в угольной отрасли Кузбасса от 2 декабря 2021 года], в котором речь идет о создании системы аудита промышленной безопасности. В текущей редакции поправок слово «система» перенесли в другое место и смысл полностью поменялся. В том все и дело: звучит очень похоже и люди, которые не погружены в эту сферу, могут просто не заметить разницы. 

- А в чем состоит принципиальное различие между аудитом промышленной безопасности, который предлагают ваши специалисты и аудитом систем управления промышленной безопасности, о котором говорит Ростехнадзор? 

Владимир Ткаченко: Разница подходов в том, что аудит представляет собой оценку соответствия предъявляемым требованиям. Если брать предлагаемый Ростехнадзором «аудит систем управления промышленной безопасностью», то к системам управления нынче есть требования только в Постановлении Правительства, касающиеся исключительно документации системы управления промышленной безопасностью. Таким образом, исходя из основ аудиторской деятельности, то есть оценки соответствия объекта аудита предъявляемым требованиям, это выльется лишь в сравнение документации системы управления промышленной безопасностью с требованиями из Постановления.

Елена Кловач: Подобный подход скорее всего не окажет влияние на повышение уровня промышленной безопасности. Ещё один серьёзный минус в том, что обязательное создание систем управления промышленной безопасностью (СУПБ) установлено только для объектов 1 и 2 классов опасности. Число таких объектов составляет всего 10 процентов от общего количества ОПО в стране. Поэтому, для остальных объектов, прежде чем проводить аудит систем управления промышленной безопасностью необходимо будет в добровольному порядке разработать саму СУПБ.

- Планировалось ли при закреплении обязательного аудита ввести отсрочки для проведения плановых проверок на таких объектах?

Елена Кловач: Да, такая норма предусматривалась в проекте «большого закона». В течение пяти лет, даже для объектов 1 и 2 классов опасности, предполагалось отменить плановые проверки. И вот теперь в новой формулировке логика не просматривается. Отменять можно тогда, когда есть какой-то замещающий элемент. Аудит промышленной безопасности, о котором говорим мы, мог бы стать таким элементом. В этом случае на проверку приходят компетентные люди и проверяют то же, что могли бы проверять инспекторы Ростехнадзора. 

- Насколько аудит промышленной безопасности, о котором мы говорим, в сути своей должен быть схож с проверкой инспектора надзорных служб и что будет являться результатом такой аудиторской проверки? 

Владимир Ткаченко: Должна формироваться группа высококвалифицированных специалистов, которые могут просмотреть все нормы промышленной безопасности, распространяющиеся на данный объект. В первую очередь, проверяется соответствие Федеральным нормам и правилам (ФНП), а также другим требованиям. Единственная разница, что после визита инспектора результат, как правило, негативный - штрафы и предписания, а после визита аудитора – разработанный план мероприятий и рекомендации в части устранения несоответствий и повышения уровня промышленной безопасности. 

- На данный момент есть уже такие эксперты и организации, которые могли бы заниматься проведением аудита промышленной безопасности? 

Елена Кловач: Есть опыт проведения аудитов, но нет документов, которые устанавливают требования к этим экспертам и аудиторским организациям. Когда мы писали свои предложения, как раз предполагалось, что будут созданы ФНП, в которых помимо самой технологии проведения аудита будут устанавливаться и требования к организациям и аудиторам.

Владимир Ткаченко: По-хорошему это должен быть пакет документов, в котором будут сформированы требования к процедуре проведения аудита, требования к специалистам и требования к тому, что должно быть результатом такой работы. Также стоит определить, должен ли результат быть согласован с территориальными органами Ростехнадзора и дает ли он на выходе какие-то преференции для предприятий. Мы были сторонниками того, что этот период отсрочки плановых проверок не должен быть универсальным для всех объектов. Например, ввести градацию в зависимости от класса опасности.

Пока в Ростехнадзоре планируют отдать этот вид деятельности [аудит систем управления промышленной безопасностью] тем органам по сертификации систем менеджмента, которые есть уже сейчас. Существуют несколько тысяч собственных систем сертификации и органы, которые занимаются сертификацией систем менеджмента. У них есть аудиторы, которые в лучшем случае хорошо знают требования, предъявляемые к системам управления, но не к промышленной безопасности.

- На сегодняшний день, как бизнес смотрит на предложение закрепить необходимость проведения аудита промышленной безопасности? 

Владимир Ткаченко: Скорее всего, большинство против. С одной стороны, это в интересах бизнеса, но его менталитет пока не готов. 

Елена Кловач: В ФНП по химически опасным производственным объектам (ХОПО) еще до «гильотины» была прописана подобная процедура, хотя словом «аудит» она не называлась. Там было, и сохранилось в новых правилах, понятие комплексного обследования. Наша группа компаний провела около 10 таких комплексных обследований, причем это был добровольный запрос со стороны организаций, они готовы были за это платить. Одно из крупных таких обследований было проведено за полгода до проверки Ростехнадзора, которая в результате прошла очень удачно. Организация улучшила состояние промышленной безопасности на своих объектах заблаговременно, устранив несоответствия по рекомендациям наших специалистов. 

- Какие, по вашему мнению, могут быть преимущества от проведения аудита для предпринимателей, кроме очевидного - повышения уровня промышленной безопасности на объектах?

Владимир Ткаченко: В финансовом плане, возможно, тут не всегда будет очевидна существенная выгода между проведением аудита и оплатой штрафов после инспекторских проверок. Однако, есть еще моральная составляющая от многочисленных предписаний об устранении нарушений.

Елена Кловач: Кроме того, в Ростехнадзоре давно обсуждался возможный переход на динамический подход при определении классов опасности объектов. Этот вопрос был поднят после перехода на риск-ориентированный подход в деятельности ведомства. На сегодняшний день классы опасности присваиваются по определенным критериям, но в перспективе их можно было бы определять в зависимости от реального уровня промышленной безопасности объекта, который складывается из числа аварий и инцидентов, штрафов, количества замечаний и предписаний. Все это можно минимизировать в ходе аудита и теоретически снизить класс опасности ОПО, что в целом выгодно для эксплуатантов.